Александр (tintos) wrote,
Александр
tintos

Categories:

Акутагава в переводе на современный

Акутагава - один из любимых авторов. Как у практически каждого, у него далеко не все произведения удачные. Но есть несколько рассказов, которые делают его одним из лучших. Хотя и в них неибежно проявляется слишком большая разница в способах восприятия и изложения информации в начале прошлого века и сейчас.

Читая те рассказы, хочется их переписать. И уже тогда с ещё большим удовольствием прочитать. Например, эти. В моём изложении они мне нравятся больше.


Бататовая каша

У знатного японца служил самурай - жалкий человечек, который выполнял несложные поручения. Все относились к нему презрительно и жил он собачьей жизнью. Было у него только одно страстное желание – до отвала наесться бататовой каши.

Однажды после пиршества у хозяина остатки еды отдали самураям. Тогда и ему досталась бататовая каша. Совсем немного. Едва попробовав её, он чуть слышно, ни к кому не обращаясь проговорил:

Хотел бы я знать, придётся ли мне когда-нибудь поесть её в волю? Да где там, простого самурая бататовой кашей не кормят.

Эти слова услышал оказавшийся поблизости подвыпивший знатный самурай. Он расхохотался и презрительно согласился с жалким человечком. Но потом снисходительно предложил накормить его бататовой кашей.

Через несколько дней они вместе отправились в провинцию знатного самурая. Там знатный самурай приказал собрать несколько мешков бататов и приготовить из них побольше каши.

На завтрак перед жалким человечком поставили серебряный котелок бататовой каши. Потом ещё несколько. Он с трудом одолел только половину котелка, но знатный самурай всё угощал его. Жалкий человечек постарался проглотить оставшуюся в первом котелке кашу, но не осилив, в смятении вынужден был отказаться от угощения.

Когда у стола оказалась лиса, знатный самурай велел и ей дать каши. Уставясь на лакающую бататовую кашу лису жалкий человечек с грустью думал, каким жалким и всеми попрекаемым он был ещё вчера. Но каким счасливым ещё вчера был он, у которого была мечта поесть всласть бататовой каши.


Ворота Расёмон

Хозяин выгнал слугу, которому теперь было негде спать, нечего есть. Бродя по Киото, обезлюдевшему после свалившихся на него за последние годы голода, эпидемий и прочих бедствий, слуга наткнулся на заброшенные ворота Расёмон. В старой башне над воротами теперь жили барсуки и лисицы, иногда там сваливали трупы, там же находили приют воры и бездомные. Поэтому после захода солнца мало кто осмеливался подходить к воротам.

Слуге было некуда идти, поэтому он поднялся в башню в надежде там переночевать. В темноте он увидел старуху, которая вырывала волосы у одного из трупов. Слуга бросился к ней и угрожая мечом потребовал объяснений, что она здесь делает. Оправдываясь, перепуганная старуха сказала, что уверена, что эта умершая женщина не осудила бы её, ибо сама при жизни резала на полоски змей и продавала их, выдавая за сушёную рыбу. Но эта женщина не поступала дурно, потому что она вынуждена была это делать, чтобы не умереть с голоду. Как и старуха теперь рвала волосы у трупов, чтобы не умереть с голоду. Поэтому нельзя считать, что она поступает дурно.

До этого слуга был готов умереть с голоду, но не стать вором. Но эти слова старухи вселили в него решимость. “Ну, так не пеняй, если я тебя оберу! Мне тоже иначе придётся умереть с голоду” - с этими словами он сорвал со старухи кимоно, отпихнул её ногой и сбежал по лестнице вниз.


Винные черви

Лю - хозяин крупного китайского поместья. Он богат, умеет получать от жизни удовольствие. Но у него есть один порок. С утра он не выпускает из рук чарку вина. Правда, эта многолетняя привычка не доставляет ему проблем. Наоборот, он всегда в приподнятом настроении.

Но недавно в соседнем храме поселился монах, который быстро прославился на всю провинцию своими удивительными способностями исцелять. Кому-то он помог исцелиться от катаракты, кого-то избавил от опухоли. Таких случаев было уже много.

В тот день монах пришёл к Лю домой. Лю не отличался гостеприимством и в другое время не принял бы монаха, тем более, что они были не знакомы и тот пришёл без приглашения. Но тогда Лю проводил время за чаркой вина вместе со своим другом Сунем. Он не хотел показаться негостеприимным перед другом и соизволил принять гостя.

Монах сказал, что знает о том, что Ли поражён редким недугом.
- Вы пьёте вино, но при этом никогда не хмелеете, - сказал он.
Лю удивился, потому что никогда не считал своё пристрастие к вину недугом.
- Это свидетельствует о том, что у вас завелись винные черви. Я пришёл для того, чтобы изгнать их.

Сунь, который тоже имел пристрастие к вину, заинтересовался, как монах будет лечить Лю. Оказалось, что это будут не лекарства и не иглоукалывание. Больному предстоит просто раздеться донага и спокойно полежать на солнце. Раз лечение такое простое, почему бы не попробовать, подумал Лю. И согласился.

Монах предупредил, что лежать нужно без движения, и поэтому связал Лю верёвками. Затем он поставил к голове Лю кувшин с вином.

На солнце Лю скоро стало жарко и на лбу выступил пот. Тёплыми каплями он стекал к векам. Лю попробовал потрясти головой, чтобы их смахнуть, но у него тут же потемнело в глазах и он от этих попыток отказался. Над собой Лю видел расколённое добела небо. Но вскоре был вынужден закрыть глаза, потому что пот вызывал жжение. Постепенно не только лицо, но и всё тело сковала боль. Лю уже жалел, что согласился на лечение. Но настоящие муки оказались впереди, когда он почувствовал страшную жажду. Мучения усугублялись ещё и тем, что перед головой стоял кувшин с вином, из которого струился винный аромат. К Лю всё чаще подступали приступы дурноты, голова раскалывалась от боли.

Лю раскрыл рот, чтобы потребовать от монаха прекратить лечение. Но тут он почувствовал, как вверх по пищеводу движутся какие-то комки. Не успел он ощутить их мягкое шевеление над кадыком, как скользкие существа стали стремительно выскакивать наружу, прямо в кувшин с вином.

- Всё в порядке, - сказал монах, развязывая верёвки. - Винные черви вышли.
Лю подполз к кувшину и вместе с Сунем и монахом заглянул в него. В вине плескались какие-то маленькие существа терракотового цвета. У каждого из них были видны рот и глаза. От этого зрелища Лю чуть не вырвало.

С тех пор Лю и близко не подходил к вину. Теперь даже от запаха вина его начинало мутить. Но здоровье Лю стало понемногу сдавать. Через три года от его дородности не осталось и следа. Теперь бледная кожа обтягивала его обострившиеся скулы, волосы поседели. Несколько раз в год он оказывался прикованным к постели. Кроме этого, и богатство семейства стало таять, большая часть полей перешла к другим владельцам. Лю уже не мог нанимать работников и ему пришлось взять в руки плуг. В жизни Лю не только не осталось наслаждения. Она утратила смысл.
Subscribe

  • Облака в горах

    Облако пришло сбоку и откуда-то снизу. Оно уже скрыло половину горы. Через несколько минут пропадёт хижина на склоне. Потом оставшаяся часть горы. И…

  • Вчерашний день мог быть последним

    Шагнул с дороги на тротуар. И в этот момент передо мной сверху с грохотом свалился булыжник. Сантиметров десять в диаметре. Упал со скоростью…

  • Две сестры

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Облака в горах

    Облако пришло сбоку и откуда-то снизу. Оно уже скрыло половину горы. Через несколько минут пропадёт хижина на склоне. Потом оставшаяся часть горы. И…

  • Вчерашний день мог быть последним

    Шагнул с дороги на тротуар. И в этот момент передо мной сверху с грохотом свалился булыжник. Сантиметров десять в диаметре. Упал со скоростью…

  • Две сестры